Я познакомилась с ним в поселке юркино

Про любимый степной Крым - отчет об отдыхе - мамочкам в помощь! [PDA] - Littleone

В поселке Юркино Республики Марий Эл в присутствии (Если бы у меня был автомат, я б и сама никому документы не Но особенно после операций мальчик просит, чтобы мама была с ним рядом. очень помогают волонтеры, которые познакомились с семьей в Ожоговом центре. Мы познакомились с ребятами случайно, уже приехав на Чокрак. Я видела их объявление о поездке за несколько дней досамой поездки, но писать им. Юркины пионы в правлении. Управляющий приходит туда в семь часов, а я в че- тыре выехал. спросите там Пимена Макаровича, вот с ним и решите этот вопрос. Я ведь с соседом познакомилась, сынок. Ничего . ской области, поселка Мулино пришло довольно быстро. Пришло.

Из-под стекла смотрела серьезная десятилетняя девочка с толстыми темными косами. А с отцом, который умер шесть лет назад, у Алексея всегда были натянутые отношения. Еще в детстве он часто замечал, что отец тяготится им и, повзрослев, понял. Отец никогда не любил свою жену. Женился на ней только потому, что она забеременела. Коммунисту Александру Одалевскому пришлось законно оформить брак с семнадцатилетней фабричной девчонкой, которую он по пьянке почти изнасиловал.

И сколько Алексей помнил себя, у него никогда не было дома. Сначала круглосуточные ясли и детский сад с сердитыми няньками. Затем интернат, где воспитательницы каждый день раздавали детям по сотне подзатыльников и оплеух. Редкие, иногда чуть не раз в год визиты вечно разъезжающего отца, который постоянно менял и профессии, и женщин.

Но пока жива была бабка Маша, крикливая толстая старуха, у Алексея хоть было куда прийти по воскресеньям. А когда она умерла, ходить стало некуда. Так и оставался Алексей в пустом интернате по воскресеньям и праздникам, валяясь на кровати и стараясь переспать длинные одинокие дни… Учился он кое-как. Учителя в один голос говорили, что его губит лень. Действительно, Алексею было противно сидеть за домашним заданием больше получаса. И когда окончил школу, нисколько не огорчился призыву в армию.

Он мыл сортиры зубной щеткой, ползал по грязи, чистил по ночам на кухне картошку, терпел зуботычины пьяных офицеров. Алексей никогда не задумывался о справедливости этих неписаных законов. Он подчинился им много лет назад, еще ребенком. Побеждает сильный, злой, жестокий! У кого зубы острее, кулак тяжелей, глотка луженей! Разве это не справедливо? Он так жил, так жили вокруг него, и в армии он снова оказался в родной стихии. Поэтому Алексей Одалевский был хорошим солдатом.

И когда объявили отправку в Афганистан, весь батальон грузился в самолет с песнями. Ведь в загранку летим, братцы! Температура в Кабуле плюс 26 по Цельсию, в горах по-весеннему расцвели тюльпаны! Вот как они тогда летели!

А тогда летели в мягких креслах, с комфортом, со стюардессами! Если у Шалыгина была девушка, то нам она очень нужна. Из того же Твердыша? Ты же видел ее письма. Он же тебе ее письма показывал? Он нам мозги пудрит! А конкретно — ни хера! Ты нас на горло не бери, мы не таких видали. Но нам нужна информация о предателе родины. Не смог я тебя тогда отговорить!

Не было у меня такого друга, как ты, не было и не будет! А сейчас надо выкручиваться — не ради тебя, тебе-то что, а ради. Надо, как в интернате, валить все в одну кучу, смешать, замутить, прикинуться дурачком контуженным! Того, казалось, разочаровал этот ответ. Вы же год воевали. Что он был за парень? Любил, например, книжки читать? Как говорили древние философы: Ах ты, жук навозный! Тебя бы туда хоть на месячишко!

В эти сучьи горы, где зимой от переохлаждения и страха печень перестает работать, где летом, в жару — только в касках и бронежилетах и ползаешь, как червь, и ждешь каждый миг или пули снайпера, или прыжка духа на спину. Тебя бы на мины, на разминирование — ты бы не спрашивал про книжки!

Там вообще никто не читает книжек. Кто из них старший, кто кому начальник, на кого больше играть? И сержант Жеботько видел вас вместе во время боя. Алексей почувствовал, как предательски задергалось веко левого глаза и задрожали руки. Значит, зря он тут с ними ваньку валяет: Жеботько видел… Но что? Разве это бой был?

Сваты 5 (5-й сезон, 15-я серия)

Мы на засаду напоролись. И меня чуть не первой гранатой звездануло. Ну, ранило, то. Ну, в БРДМ, по-нашему. Но вдруг сорвался и бросился за дружком. И только тогда тебя, как ты говоришь, е…ло. Ты решил бежать вместе с. Но тебе не повезло. Или повезло — это как посмотреть! Тебя ранило, и твой закадычный дружок видел это, но даже не остановился. Ему было не до того: Одалевский понял, что пришел час брать глоткой, иначе никакие оправдания не помогут. Тем более, что он чист перед ними: Он даже не знал, что будет делать: Я знаю, что эти басмачи делают с нашими!

Лучше пулю в лоб! А то, что Жеботько вам натрепался… Так этому гаду хорошо цену знали!

2 - Русская семерка

Он был просто бздун и всех ненавидел. И нас с Шалыгиным. За то, что мы как-то после боя его уделанные штаны всем показали! Нашли кого слушать — Жеботько! Он вообще не из нашего взвода! Ишь какую речь толканул! Не хотел я бежать и ничего о побеге Шалыгина не знаю. Я им рассказывал, что кореша потерял. А против был… ну, я вообще против всех предателей родины! Послышался осторожный стук в дверь.

Заискивающе улыбаясь, вошел парторг Гущин с большим подносом в руках. Наша повариха Зина большая мастерица по гуляшам с гречневой кашей. Если, конечно, у вас нет срочных партийных заседаний. Иван Михайлович понимающе замахал руками: Если что нужно — кликните и… Сколько нужно, столько и разговаривайте!

Блондин подошел к столу, где стоял поднос, и придирчиво посмотрел на еду: И ты, Алексей, подсаживайся поближе. А гречневая каша могла быть получше. Вот моя бабушка умеет варить гречневую кашу — каждая крупинка отдельно. А твоя, Алексей, бабушка Маша умела рассыпчатую кашу варить? Про бабушку спросил, гнида! Показывает, что все про меня знает. И чего перед ними фасоны держать?! Предлагают — надо жрать. Хотя, если нам понадобится, мы все сможем доказать.

Не так ли, Стас? Его БРДМ первым на мине подорвался!.

Юркина любовь

Че вы меня на арапа берете? Семакин и Жеботько не из нашего взвода!. В голосе зазвенела слеза. Я сказал вам правду. Да, я видел, как Шалыгин побежал к душманам. И я рванулся за. Потому что хрен его знает — может он чокнулся, а может, он подвиг хотел совершить — как Матросов, накрыть их пулемет своим телом. И тут меня ранило. И здесь, а не в другом месте. Человек не до конца понимает серьезность ситуации, вот и. Но, Алеша, Стас тоже прав. Мы тебя ни в чем не обвиняем, как видишь — кашу с тобой вместе едим.

Но попади это дело к другим, они могут повести его. Ты этому не поверишь. Просто нам тебя сажать не надо, у нас другая задача. Как говорится, профессиональная тайна.

Но в этот план входит не ссора с тобой, а наоборот, сотрудничество. Ты не думай, Алеша, что мы, как в кино о следователях, специально прикидываемся один добрым, другой злым. Блондин встал и прошелся по тесному кабинету. Он задумчиво перевел взгляд с большого портрета Горбачева на книжный шкаф, где верхняя полка была занята томами полного собрания сочинений Ленина, а вторая — новенькими синими корешками с золотым тиснением: Речи и выступления, — Тоська юркнула за печь в свой уголок с тряпичными куклами и затихла.

Тоська ослушалась брата, лизнула несколько раз с каждого кусочка и завязала в узелок. Мачеха несколько раз крутилась у сундука. Тоська с лежанки русской печи с замиранием сердца следила за ней, но все обошлось благополучно. Дня через три Митька, улучив момент, когда мачеха вышла на скотный двор, быстро подскочил к сундуку, надеясь снова полако- миться сахаром, но к его досаде замок был надежно заперт.

Тоська осталась в доме со сводными братьями и сестрами. Вернулась мачеха, наказала ей водиться с младшим Петькой, пока она доит коров. Петька был страшно рев- ливый, неспокойный малыш. Тоська маялась с ним, таскала на ру- ках, трясла на коленках. Парнишка заливался с удвоенной силой. Она быстро выта- щила недоеденный кусочек и подала малышу. Петька сунул ку- сок в рот, затих причмокивая. Как на грех в сенях стукнула дверь, скрипнула половица.

Должно быть, вернулась мачеха. У Тоськи от ужаса поползли по спине противные мурашки. Она быстро выхва- тила у Петьки сахар, и, закинув его в рот, сомкнула губы.

Лицо ее непроизвольно вытянулось: Мачеха подозрительно взглянула на Тоську, зло кинула: С дитём совладать и то не мо- жешь! Гремела в кути вёдрами, крынками, цедила парное молоко, уговаривала малыша: Наконец приняла из рук Тоськи извивающегося малыша, на ходу выпростала грудь, уселась с ним на скамье у стола.

Малец, вцепился в грудь, мял ее липкими от сахара пальчиками. Мария подозрительно взглянула на обмирающую Тоську, лизнула ру- чонку сына: Тоська молчала, свесив голову на грудь. С места она не трога- лась. Сахар забил липкой слюной уже весь рот. Она боялась сглот- нуть, только все ниже клонила голову. Сейчас батька придет, порадуется на свою любимицу! А то я не сдогадалась! Еще третьего дня спохватилась — замок открыт.

Ручка на ковшике липкая, вот как сейчас у Пе- трушки пальчики. И мешочек не эдак завязан! Ах, змея подколод- ная, твоих это рук дело!

Я ж сразу поняла! Дай-ка, думаю, погожу, вор сам объявится. Вот и объявился — на вору шапка горит! Мария не двигалась с места, продолжая кормить ребенка.

Тось- ка, как приговоренная тоже не двигалась. Нет бы, убежать, спря- таться, пока не пришел отец. Павел, зайдя в дом, застал неприглядную картину: У Тоськи по переко- Повесть. С распухших губ в уголках струилась кровь. Павел не смог сдержать гнев, гру- бо крикнул: Ты что же делаешь? Так над дитём изгаляться! Мария убавила пыл, обернулась к Павлу, с горящими в гневе глазами: Не дитё это, а исчадие! Ишь, повадку взяла — сахар воровать! Какой ешшо сахар ты видал у нас?

За- мок натакалась открывать! Она сахар кусками бу- дет жрать, остальные лапу сосать?! Он уселся рядом с перепуганной Тоськой, обнял за плечи: Скажи, Митька набедоку- рил?

Ну, скажи, Митька сундук отпер? В ней сейчас кроме страха и покор- ности зарождалось упорство. Она ни за что не выдаст брата и се- стру, даже если бы ее продолжали бить и угрожать самой суро- вой карой. Павел поднялся, ободряюще похлопал дочь по спине, провел ладонью по голове: Павел только головой покачал, невесело взглянув на супругу из-под насупленных бровей.

В это время хлопнула калитка, под окном пробежал Митька. Павел быстро расстегнул ремень на брю- ках и вытянул его из петель. Отец у порога допрашивал сына: Митька не успел подготовиться к такому разговору. Может Танька или Тоська набедокурили, а ты только на стрёме постоял? А ну, скидавай штаны, чтобы впредь неповадно было! Митька метнулся было вглубь двора, но отец перехватил его и успел перетянуть ремнем пару раз вдоль спины.

Это был первый и единственный случай, когда Павел поднял руку на ребёнка.

Юркина любовь | Родная Вятка

Мамка ключ пло- хо прибрала, а я приметила. Мария, все это время таившаяся в сенях, выглянула и вскрик- нула: Он у меня завсегда со мной, — она потянула за шнурок на шее, показала ключ.

Павел в сердцах бросил ремень под ноги, и, переступив его, на- правился под навес с сеном. Митька, насупившись, смотрел на ма- чеху, потом перевел взгляд на Тоську, увидел ее рассеченные в кровь губы и понял.

Свесив голову, он какое-то время стоял у крыльца, потом медленно побрел к навесу. Тоська, ухватившись за его руку, заглядывала брату в глаза, скороговоркой говорила: Проси у него прощения. Они вместе зашли под навес. Павел лежал на сене лицом вниз, плечи его вздрагивали — он тяжело плакал скупыми мужскими слезами. Тоська упала на коленки рядом: Павел затих, потом медленно повернулся, сел, обнял Тоську.

Иди и ты, Митька, — обнял сына, когда тот робко присел. Чтобы мои дети несчастный кусок сахару вволю не видали, не едали? Вот обождите, дайте срок. Энтого са- хару будет столько, что вы на его и глядеть не захочете, не то ли что есть! Тоська смотрела на отца широко раскрытыми доверчивыми глазами.

Конфеты, разные там пи- роженые, мармелады, узюмы и эскимо, всё для вас будет! Только срок дайте, потерпите малость! Ты, парень, запомни, не за сахар я тебя вытянул — грех на душу. За сестру твою, за Тоську. Смотри, оберегай сестер-.

Вы ведь все, троя сиротами без матки остались, а Тоська самая малая. Стало быть, будь ей защитой. А где ж Танюшка? За столом семейство сдержанно молчало. Мария, чувствуя со- лидарность мужа с детьми, злилась, но на скандал не решилась. Люди смо- родину вёдрами таскают.

До любого прибытка в дом Мария была алчная. С раннего утра робят в лес тащить? Отвезу на полевой стан воды, по- том обед, тогда и поедем. Часа два-три у меня в запасе.

В три часа пополудни Павел повез семейство в лес. День вы- дался серый, солнце блуждало в неясном небе как в тумане. Ребя- тишки сидели на телеге нахохлившимися воробьями. Один Петька блаженно спал на материнских коленях. Чтобы хоть как-то прио- бодрить семейство, Павел велел: Старшие дети запели нестройными голосами. Отец выждал, пока допоют куплет, подхватил припев.

Мария петь не умела, но признаваться в этом не хотела. Когда ее приглашали, она отмахивалась: Смородина растет, как правило, в низких заболоченных ме- стах. Началась разбитая лесная дорога, лошадь перешла на шаг. По лесу ходили люди с корзинами, ведрами.

Выгружайтесь, — скомандовал Павел. Мария лазала по кустам, высматривала самые богатые — с крупной зрелой ягодой, покрикивала на детей и мужа: Не дай Бог, если кто-то из людей сунется собирать ягоду рядом — отлает любого.

Book: Юркины бумеранги

Рыжие лесные комары забивали глаза и рот, нудно зудели в уши. Полчаса спустя заревели Мотька и Петька. Мария увяза- ла Мотьку своим платком, оставив одни глаза, усадила на теле- гу с младшей дочерью Светкой.

Петьку большой клетчатой ша- лью пристроила к своей груди как в люльку и продолжала соби- рать ягоды. Часа через три все ёмкости были полны отборной лесной яго- дой. На круг получалось литров двадцать. Не важно, что не всегда у нее получалось прибрать добытое с поль- зой.

Деревенские женщины приловчились томить ягоду в широких глиняных корчагах в рус- ской печи с минимумом сахара. Получалось что-то вроде пастилы, густого повидла. Мариины заготовки то бродили, то плесневели, то подгорали, но главное — взять, не отстать от других!

Подрастая, Тоська полюбила работать на земле, в поле. Но, как ни старалась она угодить мачехе, работая в огороде на грядках, в лесу на заготовке дров, в лугах на покосе, оставалась нелюби- мой и нежеланной нахлебницей. С горем пополам закончила во- семь классов средней сельской школы. К этому времени улетели из гнезда старшие — Дмитрий ушел в армию, Татьяна уехала в небольшой городок Пермского края к старшей сестре отца, там и осела, устроилась на работу, вышла замуж. Тоська отправилась к сестре.

Собрала немудреный узелок с вещичками. Мачеха бросила на кровать тоненькое одеяльце, чах- лую подушку, сказала с ухмылкой: Но и это малое падчерица приняла с благодарностью. Отец вы- делил денег на дорогу, отвез на телеге на станцию. Накрапывал мелкий нудный дождь, навевал тоску расставания. Вот и вылете- ла малая птаха в большой мир.

Живи, Тоська — Жженка-Погоре- лица теперь как знаешь. Первое время приютила сестра. Тетка помогла найти неквали- фицированную работу на промышленном заводике с предоставле- нием жилья в общежитии.

Тоська с радостью встала в ряды рабо- чих, а ее старание не осталось без внимания. Год спустя ей пред- ложили перейти в ЖЭУ в качестве дворника, научили встать в очередь на квартиру. В ее обязанности входила уборка территории обширного дво- ра, обслуживание мусоропроводов, а уличные мусорные баки мо- лодая девушка должна была вручную загружать в машины. Дере- венская закалка сказалась и тут: Тоська легко и быстро выполня- ла работу. Нашлась халтура — убор- ка подъездов. Тоська по-прежнему жила в общежитии и отчаянно мечтала, как когда-нибудь получит отдельную квартирку.

Так незаметно минуло четыре с половиной года, Тоське шел девятнадцатый год. Каждый раз в очередной отпуск она спешила в родительский дом — помочь родным в заготовке дров или сена, уборке урожая. Отец радовался приезду дочери, хвалил ее за тру- долюбие и усердие. Радовались сводные сестренки, братья — всех Тоська одаривала скромными подарочками.

Только сердце ма- чехи оставалось холодным и равнодушным, а иногда откровенно враждебным. Тоська никому не жаловалась, терпела обиды. Дава- ла волю слезам в дороге, когда возвращалась в город. Затем сно- ва погружалась в повседневные труды и заботы, и обида в ее серд- це постепенно угасала, сменяясь тоской по отцу, сестренкам, бра- тьям, родной деревне.

Часто ей приходило на ум: Подружек у Тоськи не. Часто навещала она в городе тет- ку, старшую сестру и брата, который после демобилизации тоже приехал в их городок, поступил на завод, обзавелся семьей. Иногда по вечерам Тоська выходила на общежитский двор, где устроены были металлические качели, и, усевшись на них, подол- гу тихонько раскачивалась, о чем-то мечтала. Один раз на сосед- нее сиденье сел высокий светлый парень, заинтересованно стал рассматривать девушку.

Тоська сидела к нему левой стороной лица, таким образом, не видно было ее страшного шрама от ожога справа. Молодой человек явно любовался ею, ведь девушка была безупречно красива, темные густые ресницы чуть прикрывали синь огромных грустных глаз.

Нель- зя ли пригласить вас на сеанс в кино? Тоська очень любила походы в кино. К ним часто привозили фильмы, на которые по вечерам сбегалась вся деревня. В городе ей еще ни разу не приходилось бывать в кинотеатре.

Она неволь- но обернулась к парню. Тот ахнул в душе, когда увидел бугристую красную кожу правой половины, но умело сдержался и продол- жал прежним тоном: Тоська залилась пунцовой краской. Еще ни один человек, тем более парень, не называл ее красавицей.

  • Юркины пионы

Обидное прозвище Жженка-Погорелица навсегда осталось в ее сердце колкой зано- зой. Уверенная в том, что парень насмехается, она вдруг с вызо- вом ответила: Только не сбеги, кавалер.

Давай знакомиться, я — Вита- лий, а твое имя? Парень подскочил с сиденья, взялся за поручни ее качелей: Ну, прости, так значит до завтра? Тоська только кивнула на прощание и поспешила в общежи- тие. Парень проводил ее оценивающим взглядом: Скромная, неизбалованная, жаль, лицо подпорчено! Да с лица воду не пить, так, кажется, старые люди говорят. Тоська тоже успела рассмотреть парня: Вроде, при- ятный с виду, улыбчивый.

На второй день Виталий поджидал Тоську у входа в общежи- тие. Ведь не пошла бы? Полгода Виталий ухаживал за Тоськой, в полной мере распо- знав ее характер. Скромная, терпеливая, старательная и работя- щая. Честь свою девичью бережет.

Так и это не проблема — станет она женой верной, покорной, бу- дет в рот ему заглядывать. Он-то парень начитанный, язык под- вешен что. Когда Тоське исполнилось девятнадцать лет, Виталий сделал ей предложение. Она не отдавала себе отчет, любит ли Виталия. Пришиблен- ная комплексом неполноценности, решила, что это единственный ее шанс, ведь в глубине души она мечтала о семейной жизни, де- тях.

Потому через три дня дала утвердительный ответ кавалеру. Виталий купил для своей невесты белое платье длиной чуть выше колена, короткую белую фату и удобные белые туфли-ло- дочки. Увидев все это богатство, Тоська потеряла дар речи: Виталий невольно залюбовался подругой, самодо- вольно подумал: Брат Дмитрий легко приподнял ее под локти, шепнул на ушко: Виталий трудился на одном заводе с Дмитрием Дубининым. Вскоре выяс- нилось, что муж не блещет трудолюбием и уважением в коллекти- ве.

И дома, он больше предпочитал лежать на кровати с книжкой.